Новости


Требование к лицу, привлеченному к субсидиарной ответственности: текущее или реестровое?

19.07.2022, Вяч. Бирклей

https://zakon.ru/blog/2022/07/19/trebovanie_k_licu_privlechennomu_k_subsidiarnoj_otvetstvennosti_tekuschee_ili_reestrovoe

Квалификация платежей в качестве текущих либо реестровых имеет существенное значение для правильного распределения имущественной массы должника среди его кредиторов.

Наличие в российском правопорядке текущих платежей применительно к банкротству обусловлено тем, что законодатель, привнося в наш правопорядок режим текущих платежей, стремился: (1) обеспечить поддержание нормального функционирования гражданского оборота; (2) соблюсти баланс интересов должника и контрагентов, взаимодействующих с ним после открытия в отношении него производства по делу о банкротстве; (3) обеспечить возможность частичного погашения требования реестровых кредиторов.

Признание требования в качестве текущего дает субъекту, чье право таким образом квалифицировано, удовлетвориться в первую очередь, обойдя всех «реестровых» кредиторов, но с соблюдением собственной очередности в рамках текущих платежей (п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве).

По общему правилу, денежные обязательства относятся к текущим платежам, если они возникли после даты принятия заявления о признании должника банкротом, то есть после даты вынесения определения об этом (п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 63).

Самыми распространенными текущими платежами в рамках дела о банкротстве являются:
(1) вознаграждение арбитражного управляющего;
(2) заработная плата работников, начисленная после возбуждения дела о банкротстве;
(3) расходы на проведение процедуры банкротства (опубликование сведений в публичных ресурсах; отправка почты и т. д.);
(4) оплата труда лиц, привлеченных арбитражным управляющим для выполнения определенных функций, связанных с необходимостью сопровождения процедуры банкротства и пр.

Казалось бы, какие сложности тут могут возникнуть? Если обязательство возникло после даты принятия заявления о признании должника банкротом, то оно является текущим, а если до - реестровым. Тем более учитывая, что перечень текущих платежей предусмотрен в п. 2 ст. 134 Закона о банкротстве.

Проблема квалификации задолженности

Но сможет ли юрист ответить на следующий вопрос: текущим или реестровым является требование кредитора, которое возникло на основании судебного акта, которым КДЛ было привлечено к субсидиарной ответственности по обязательствам должника?

Между тем, ответа на этот вопрос нет ни в вышеупомянутом Постановлении Пленума, ни в Законе о банкротстве. А ответ на него имеет важное практическое значение.

Почему важное?

Во-первых, неправильная квалификация требования, равно как и нарушение очередности платежей, может повлечь за собой жалобу на действия арбитражного управляющего, взыскание с него убытков (п. 3.5. Письма ФНС России от 29.06.2017 № СА-4-18/12520@ «О направлении обзора судебных актов»).

Во-вторых, правильная квалификация требования кредитора, возникшего на основании судебного акта, которым КДЛ было привлечено к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, может иметь значение в том случае, если исполнительный лист направляется судебным приставом в банк для безакцептного списания денежных средств со счета должника.

Так, судебный пристав может посчитать, что поскольку судебный акт вынесен после открытия производства по делу о банкротстве, денежная сумма взыскана также после этой даты, то требование является текущим. Далее он возбудит исполнительное производство и направит распоряжение о списании денежных средств в банк, а последний его исполнит.

Такая ситуация приведет к убыткам на стороне конкурсной массы должника и его кредиторов в том случае, если требование в действительности не являлось текущим.

Перейдем к ответу на поставленный вопрос: когда такое требование будет являться текущим, а когда - реестровым?

Правовая позиция ВС РФ

В Определении Судебной коллегии по экономическим спорам от 11 июля 2018 г. № 305-ЭС18-1058 по делу № А41-94769/2015 была рассмотрена следующая ситуация.

В отношении компании была введена процедура конкурсного производства, в связи с чем суд обязал бывшего директора передать документацию управляющему. Поскольку документация была передана не в полном объеме, управляющий обратился в суд с заявлением о привлечении бывшего директора к субсидиарной ответственности. Суды заявление удовлетворили, привлекли бывшего директора к субсидиарной ответственности на сумму 61 678 403,37 руб.

При этом еще до момента итогового судебного акта в рамках обособленного спора о привлечении бывшего директора к субсидиарной ответственности в отношении него было возбуждено дело о банкротстве, он признан несостоятельным, введена процедура реализации имущества.

Впоследствии конкурсный управляющий компании обратился с заявлением о выплате текущих платежей в размере 61 678 403,37 руб. в деле о банкротстве бывшего директора. При этом он настаивал, что квалификация требования в качестве текущего платежа обусловлена вынесением судебного акта о взыскании задолженности с бывшего директора после возбуждения в отношении него дела о банкротстве.

Нижестоящие суды заявление поддержали, квалифицировали платеж в качестве текущего, отметив: «Обязательство по выплате заявленной задолженности является текущим платежом, так как дело о банкротстве Дубровиной Г.З. возбуждено 01.12.2015, а обязательство возникло в момент вступления в законную силу судебного акта о ее привлечении к субсидиарной ответственности, то есть 02.03.2017. Правила исчисления момента наступления субсидиарной ответственности руководителя отличны от правил определения даты события, с которым связывается причинение руководителем убытков должнику».

Однако ВС РФ с такой позицией не согласился. Он отметил, что привлечение КДЛ к субсидиарной ответственности - это разновидность гражданско-правовой ответственности, возникающей из деликта.

Поскольку такое обязательство по своей правовой природе - деликтное, постольку на него распространяется общее правило ст. 1064 ГК РФ: «Ответственность за причинение вреда возникает с момента его причинения вне зависимости от того, в какие сроки состоится исчисление размера вреда или вступит в законную силу судебное решение, подтверждающее факт причинения вреда и ответственность должника».

Далее ВС РФ указал, что коль скоро правонарушение, за которое бывший директор привлечен к субсидиарной ответственности, окончено до возбуждения дела о его банкротстве (обязанность передать документы возникла 18.06.2012, а дело о банкротстве в отношении директор возбуждено в 2015 г. - В.Б.), а судебными актами по возмещению вреда лишь подтвержден факт правонарушения и его размер, то оснований для квалификации взысканной суммы в качестве текущего платежа не имеется.

Правовая позиция, сформированная ВС РФ в рассмотренном деле заслуживает одобрения: она проста с точки зрения ее применения на практике, устраняет не урегулированный Законом о банкротстве пробел, соответствует догматике.

Заметим, что на сегодняшний день судебно-арбитражная практика восприняла такой подход (напр. см.: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 22 марта 2022 г. № 09АП-5469/22 по делу № А40-78646/2021; Постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 17 августа 2020 г. № 08АП-4702/20 по делу № А81-993/2016; Постановление Двенадцатого арбитражного апелляционного суда от 30 января 2020 г. № 12АП-15392/19 по делу № А57-963/2018; Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 26 декабря 2019 г. № 13АП-32571/19 по делу № А21-9270/2017).

Таким образом, квалификация требования в качестве текущего платежа возможна лишь в том случае, если правонарушение, за которое КДЛ привлечено к субсидиарной ответственности, совершено после возбуждения дела о банкротстве в отношении такого лица. Однако на практике такие ситуации встречаются довольно редко, а большинство правонарушений совершаются до момента возбуждения дела о банкротстве в отношении КДЛ.

20 июля 2022 г.

Размещено:20.07.2022 13:30:23 UTC
Обновлено:20.07.2022 13:32:47 UTC
15 мая 2024 г.
Госдума в стахановском темпе приняла 06.05.т.г. во втором и третьем чтении внесенный всего лишь в ноябре 2023г Верховным судом законопроект № 516699-8, предусматривающий комплексные поправки в закон о банкротстве и Арбитражный процессуальный кодекс. Вашему вниманию предлагается текст 2-го чтения, поскольку в нем жирным шрифтом выделяются принятые к нему поправки, что облегчает восприятие. Поправок не так уж и много, несмотря на высказанные ранее замечания к законопроекту со стороны Правительства и экспертов. (см. публикацию в ПРОбанкротстве). Тем самым Верховный Суд решил некоторые лишь свои задачи и проблемы (см. статью в Закон.ру - прилагается).
18 марта 2024 г.
В ранее публикуемых на сайте материалах уже сообщалось об инициативе Правительства о приоритетности уплаты компаниями-банкротами налогов, в том числе за имущество, реализованное на торгах (законопроект № 532703-8), с целью урегулирования вопросов, связанных с очередностью удовлетворения требований об уплате налогов и иных обязательных платежей в деле о банкротстве.
14 марта 2024 г.
Вслед за РСПП, Банком России теперь и Верховный Суд отказался поддержать предложенный Правительством РФ законопроект № 532703-8, касающийся очередности обязательных платежей в банкротстве.
Copyright © 2010-2017
Союз арбитражных управляющих «Авангард»
E-mail: avangard@oau.ru | Контактная информация
Рейтинг@Mail.ru